Skip directly to content

Для пациентов с ALK+ распространенным раком легкого после прогрессирования на терапии первой или второй линии появились новые возможности

10/09/21

Для российских пациентов, страдающих распространенным ALK+ немелкоклеточным раком легкого (НМРЛ),  появились новые терапевтические возможности, которые призваны удовлетворить растущие медицинские потребности, связанные с развитием устойчивости этого заболевания к терапии и его прогрессированием в центральную нервную систему[1].

Перестройка гена киназы анапластической лимфомы (ALK, anaplastic lymphoma kinase) присутствует приблизительно в 5% случаев немелкоклеточного рака легкого[2]. Несмотря на последние успехи в лечении метастатического НМРЛ, сохраняются сложности, связанные с неизбежным прогрессированием этого заболевания: у большинства больных в течение 12-24 месяцев после начала терапии формируется вторичная резистентность (приводящая к устойчивости к лечению) и контроль над болезнью утрачивается; показатели 5-летней выживаемости остаются низкими2.

Вторичные мутации резистентности, затрудняющие выстраивание стратегии лечения,  возникают у 53-71% пациентов c ALK+ мНМРЛ[3]. Среди них выделяется сложно поддающаяся воздействию мутация G1202R, которая может развиваться после терапии ингибиторами тирозинкиназы (ИТК) ALK 2-го поколения3.

Прогрессирование в центральную нервную систему и развитие внутричерепных очагов является наиболее частым признаком неэффективности лечения у пациентов с ALK+ метастатическим НМРЛ. До 40% пациентов имеют метастазы в головной мозг до начала лечения, у более, чем 50% пациентов такие метастазы развиваются в процессе терапии[4].

«Метастатический немелкоклеточный рак легкого остается значительной проблемой для системы здравоохранения, что связано с лидирующим показателями смертности у онкологических пациентов во всем мире, а также по причине развития осложнений в виде поражения головного мозга и устойчивости к существующим препаратам, что ведет к неминуемой прогрессии заболевания. Работа по поиску решений, способных помочь тем, кто столкнулся с этим заболеванием, не должна останавливаться. Появление новой терапии во врачебной практике – важная возможность дать надежду и бесценный шанс многочисленным пациентам, которые борются с этой опасной болезнью и столкнулись с трудностями в лечении», – отметила Мария Мухина, медицинский директор подразделения Pfizer «Онкология» в России и Беларуси.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, ПРОСЬБА ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ

PP-LQA-RUS-0002

Актуально на 08.09.2021

 

Pfizer: Передовые решения, меняющие жизни пациентов

Применяя инновации и используя глобальные ресурсы, Pfizer работает для улучшения здоровья и самочувствия людей на каждом этапе жизни. Мы стремимся устанавливать высокие стандарты качества и безопасности проводимых исследований, разработки и производства лекарств. Портфель продуктов компании включает лекарственные препараты, в том числе вакцины.

Ежедневно сотрудники Pfizer работают в развитых и развивающихся странах над улучшением профилактики и лечения наиболее серьезных заболеваний современности. Следуя своим обязательствам как одной из ведущих биофармацевтических компаний мира, Pfizer сотрудничает со специалистами здравоохранения, государственными органами и местными сообществами с целью обеспечения и расширения доступности надежной, качественной медицинской помощи по всему миру.

Вот уже 170 лет Pfizer старается улучшить жизнь тех, кто рассчитывает на нас.

 Для того, чтобы узнать о деятельности Pfizer подробнее, пожалуйста, посетите наш сайт www.pfizer.ru

Также, чтобы узнать о компании больше, вы можете подписаться на наши страницы в социальных сетях ВКонтакте и Instagram

 

[1] Non-small cell lung cancer survival rates by stage. American Cancer Society. https://www.cancer.org/cancer/lung-cancer/detection-diagnosis-staging/survival-rates.html  Accessed February 21, 2018.

[2] Bauer TM, Felip E, Solomon BJ, et al. Clinical management of adverse events associated with lorlatinib. Oncologist. 2019;24:1-9. doi:10.1634/theoncologist.2018-0380.

[3] Gainor JF, Dardaei L, Yoda S, et al. Molecular mechanisms of resistance to first- and second-generation ALK inhibitors in ALK-rearranged lung cancer. Cancer Discov. 2016;6(10):1118-1133

[4] Toyokawa G, Seto T, Takenoyama M, Ichinose Y. Insights into brain metastasis in patients with ALK+ lung cancer: is the brain truly a sanctuary? Cancer Metastasis Rev. 2015;34(4):797-805.